Der Groot Trek
Великий Трек 1830-х годов, Der Groot Trek — событие, которое, по сути, сформировало нацию африканеров, известных всему миру под уничижительным именем буров — «мужиков». В годы становления Южно-Африканской Республики переселению африканеров придавалось особое значение — в честь Великого трека воздвигались монументы, именами руководителей бесконечных колонн повозок переселенцев назывались города.

Причина того, что жившие в Капской колонии на юго-западе Африки белые поселенцы решили покинуть свои дома, изначально была, как ни странно, политической: потомки голландских колонистов наотрез отказались признавать британскую администрацию — в 1795 году Империя захватила земли Голландской Ост-Индской компании. Англичане радикально изменили порядки: во-первых, периодические восстания африканеров поручалось подавлять цветному населению — потомкам белых и черных. Во-вторых, в 1809 году колониальные власти «Великой хартией готтентотов» уравняли в правах и привилегиях (а точнее — их отсутствии) потомков голландских колонистов и их чернокожих слуг. В-третьих, в школах запретили преподавание на голландском языке — ведь единственным официальным языком Капской колонии стал английский. И, наконец, в 1825 году прошла денежная реформа: имевшие хождение по территории Южной Африки рейксдаальдеры в рамках унификации британских валют подлежали обмену на фунты, причем по фиксированному курсу — по шиллингу и шесть пенсов за каждый (£1 = 20/-) за вычетом комиссионных. Прежде обе валюты имели хождение, а курс рейксдаальдера колебался вокруг отметки в 30/-.

К 1834 году условия жизни африканеров стали невыносимыми. Британская администрация нашла две наиболее болезненные точки — организацию фермерских хозяйств и свободу передвижения.

Первая оказалась подорвана отменой рабства. Англичане понимали под рабовладением привлечение неоплачиваемых работников и относились к таким вещам, в особенности в Южной Африке, с подчеркнутой формальностью. Африканеры, у которых работали за пропитание и кров представители местных племен, попадали в категорию рабовладельцев; нанимать же сельскохозяйственных работников у поселенцев не было средств.

Вторая возникла с определением границ колонии — британские власти начали переговоры с вождями расположенных к северо-востоку от территории племен. Их признание означало бы запрет на организацию ферм на этих землях.
В 1652 году группа голландских колонистов во главе с Яном ван Рибеком — он в годы существования Южно-Африканской Республики африканеров считался национальным героем — высадилась на мысе Доброй Надежды и основала город Капстад. Белые поселенцы оказались первыми людьми на этих берегах — чернокожие племена прибыли сюда десятилетями позднее. По религиозной принадлежности колонисты были кальвинистами, приверженцами Голландской (позднее — Голландской реформатской) церкви.

Со временем часть африканеров сосредоточилась в городах и городках, а часть сохранила традиции сельской жизни. Последних и начали называть «бурами» — от boer, 'крестьянин, мужик, деревенщина'. Горожане — они получили имя «капских голландцев», — в основном, сосредоточившиеся в Кейптауне, занялись промышленностью и торговлей, их отличали либерализм и конформизм. Сельские африканеры сохраняли пуританские традиции с многодетными семьями, строгостью нравов. Буры держали развитые фермерские хозяйства, на которых работали, в основном, бесплатно, члены семьи и чернокожие рабы.
Прибытие Яна ван Рибека в Столовую бухту в апреле 1652 года. © Charles Bell
Трекбур на равнине Карру. © Charles Bell
Покидать насиженные места для буров было не впервой: уже в конце XVII века после того, как мыс Доброй Надежды оказался перенаселен, часть жителей покинула Капстад, колона их повозок направилась в пустынную равнину Карру. Хотя занимавшиеся скотоводством, а затем основавшие фермы кочевники-буры вели сельский образ жизни, себя они считали бюргерами — горожанами. Область их расселения составила территорию Капской колонии — ее площадь достигала не менее трети будущей Южно-Африканской Республики.

В 1834 году жители окраин Капской колонии решили покинуть освоенные территории. Однако сделать это сразу не удалось: переселенцев задержали пограничные Кафрские войны с племенами коса, обитающими по границам территории. Массовый исход африканеров, получивший название трека, начался в 1835 году. Колонны бурских повозок пересекли Оранжевую реку и ее приток Вааль, чтобы перейти через ограничивающий равнину Карру с востока горный массив. За форму — пики расположены в форме гребня, напоминающего шипы на спине сказочного чудовища, — и за труднодоступность для повозок треккеров горы получили имя Драконовых.

Пересечение бурской повозкой перевала Крадок через горы Утеника в Капской колонии (по другой версии — переход фуртреккеров через Драконовы горы). © Charles Michell, 1840
Участники колонн, возглавивших Великий Трек, получили название первых треккеров — фуртреккеров (voortrekkers). Семьи буров объединялись в отряды. Самые многочисленные — по 158 человек — возглавили Хендрик Потгитер и Сарел Сильерс, они после пересечения Драконовых гор и Вааля направились на север. Отряды Пита Ретифа (139 человек) и Геррита Маритца (57 человек) свернули на юг, отряд Андриса Преториуса (38 человек) продолжил движение на восток. Имена лидеров бурских отрядов были увековечены в названиях основанных переселенцами городов: столица ЮАР и поныне называется Преторией, столица провинции Наталь — Питермаритцбургом.
«Они пошли за мной, как за Моисеем, и я видел Землю Обетованную, но мне не суждено было жить в ней»

Геррит Маритц
Драконовы горы. © Jono Hey / Flickr, 2015
Продвижение первых отрядов
В середине лета, перейдя вброд Оранжевую реку, отряды Хендрика Потгитера и Сарела Сильерса встретились с воинами племени баролонг. Африканеры подписали с их вождем Морокой договор, согласно которому обязались защищать баролонг от набегов племени матабеле в обмен на право поселиться на территории от реки Фет до Вааля. Однако вождь матабеле Мзиликази, наступавший на земли баролонг, счел соглашение вторжением в сферу его интересов.

В августе 1836 года поселенцы под управлением Хендрика Потгитера и Сарела Сильерса разбили лагерь на южном берегу Вааля. Мужчины разбились на несколько групп и пересекли реку. Вернувшись, часть из них обнаружила, что оставшиеся в лагере зверски убиты. Затем оказалось, что один из разведотрядов также был атакован — на охотников напали воины матабеле. Выжившие разведчики пытались предупредить оставшихся в лагере буров, однако те не поверили и были убиты.

Битва при Вегкопе
9 октября 1836 года Мзиликази направил против фуртреккеров пятитысячную армию матабеле. Однако местные племена бушменов предупредили африканеров за два дня до наступления. Утром 16 октября конный отряд из 35 вооруженных ружьями буров под управлением Хендрика Потгитера выступил навстречу матабеле. Руководитель африканеров рассчитывал договориться с Миликази, однако попытка переговоров провалилась, не успев начаться — поселенцев забросали ассегаями — копьями банту.

Около 3 часов дня африканеры вернулись в расположенный на излучине Вааля лагерь. 35 спутников Хендрика Потгитера — это были все боеспособные его жители. В ожидании воинов матабеле буры образовали плотное кольцо из остававшихся у них 50 повозок. В круге собрались женщины и дети.

Подошедшие матабеле окружили лагерь на расстоянии, достаточном для броска копья. Африканеры использовали огнестрельное оружие; они постоянно перестраивались — таким образом они не давали противнику прицелиться, выигрывая время для перезарядки ружей.

После того, как часть матабеле попыталась прорвать круговую оборону треккеров и начали попытки перерезать стягивающие повозки друг с другом кожаные ремни, битва продолжилась всего несколько минут: прицельный огонь буров убил 184 воинов-импи в то время как африканеры потеряли погибшими всего двух человек. Матабеле обратились в бегство — в укрепленный крааль (круговой поселок. — Прим. ред.) Капайн.

Битва при Вегкопе. Открытка. © Heinrich Egersdörfer

Андрис Хендрик Потгитер с женой Хеленой Ботой
Отступая, матабеле, однако, забрали с собой захваченную добычу — повозки, вещи, 50 тыс. овец и двух африканерских девушек. Воины также успели распрячь и угнать 5 тыс. волов, тащивших повозки, без которых поселенцы не могли продолжать путь: треть воинов Мзиликази были рабами и участвовали в операции только из-за возможности угнать скот. Бурские отряды остались бы без средств к существованию, если бы не взаимовыручка отдельных групп. На помощь Хендрику Потгитеру и Сарелу Сильерсу, отступившим к Блесбергу (совр. Таба-Нчу), пришли отряды Пита Ретифа и Геррита Маритца. Они снабдили фуртреккеров провизией и передали им часть волов. Свою помощь африканерам предложил и Морока.
На иллюстрации цифрами обозначены: 1. Конный фуртреккер. 2. Представитель бурского арьергарда. 3. Дружественный африканерам воин из племени бечуанов. 4. Тело поверженного воина матабеле
Монумент в честь битвы при Вегкопе. © Glen Greenway, 2014
Принятие бурской конституции
Объединившись, бурские лидеры договорились основать африканерское государство, тем самым положив начало будущей Республике Наталь. 16 ноября 1836 года, по предложению Пита Ретифа, начинает составляться «Установление хороших Господних и гражданских общественных учреждений» (Daarstelling van 'n goeie godsdienstige en burgerlik-maatskaplike inrigting) — бурская конституция.

На общем собрании объединенные отряды постановили, что все основные решения должны приниматься совместным голосованием всех буров — единого африканерского Народа. Однако, поскольку проводить такие собрания постоянно невозможно, для координации действий отрядов был сформирован законодательный Совет Граждан (Burgerraad) из семи человек, которые избрали своим Председателем и Судьей (President-Regter) Геррита Маритца. Оперативное управление вручалось Командующему отрядами (Leger Kommandant), которым был избран Хендрик Потгитер.
«Сегодня, 2 декабря 1836 года, прошло всеобщее собрание, которое было созвано для выработки норм и законов для Судей, которым надлежит защищать одновременно всеобщее благополучие и мир.

Наш корпус законов создаст Тело [Народа] — Коллегия из этих семи человек: Герардуса Мартинуса Маритца, Андриса Хендрика Потгитера, Йоханнеса Герардуса Бронкхорса, Кристиана Якобуса Либенберга, Питера Грейлинга, Даниэля Крюгера и Стефануса Янца из Фера. Каждый из них подписью своей скрепил ту форму управления, которая будет использоваться для выработки законов и постановлений время от времени, от общего собрания к общему собранию. Главы эти, преисполненные честью, бескорыстно и торжественно поклялись исполнять свои обязанности честно, безупречно и беспристрастно, не совершать [преступления] и вершить справедливый и беспорочный суд, как в делах гражданских, так и в уголовных, а также заниматься всеми вопросами, касающимися войны и обороны.

Следом свою клятву принесли обычные люди, представители Народа, которые перед лицом Господа пообещали с верой и миром следовать требованиям вышеназванных Глав.

Мы, подписавшиеся под этим, согласились с тем, что будем строить свою жизнь, придерживаясь всего того, что было сказано выше. — Может ли клятва быть более крепкой? — Да поможет мне Всемогущий Бог».
Хендрик Преториус Даниэлю Вильгельмусу Крюгеру
Атака на Мосегу
Хотя первая атака матабеле была отбита, фуртреккеры не могли чувствовать себя в безопасности. Необходимо было упрочить свое положение, гарантировать, что новых нападений не будет. Выходом, который нашли Хендрик Потгитер и Геррит Маритц (Пит Ретиф со своей группой тем временем направился к югу, в сторону будущего Наталя), стала превентивная атака на укрепленные лагеря матабеле. Первым стал крааль Мосега.

Нападение буров превратилось в акцию возмездия. 17 января 1837 года, спустя два месяца после битвы при Вегкопе, отряды африканеров подожгли Мосегу и окружавшие лагерь селения, попутно убивая всех встречавшихся им матабеле — как воинов, так и мирное население — женщин, стариков, детей.
Мзиликази, вождь матабеле. © William Cornwallis Harris, 1836
Пит Ретиф и Геррит Маритц после пересечения Драконовых гор в 1837 году. © Frank Waller, 1887
После Мосеги необходимо было двинуться на Капайн — крааль, в котором укрылся Мзиликази. Однако африканеры не были к этому готовы: военная кампания измотала воинов, а кроме того, было необходимо собрать добычу. Дележ трофеев внес раскол в союз Хендрика Потгитера и Геррита Маритца: последний настаивал на равном разделе. Однако другой бурский предводитель настаивал, что все должна получить его группа: Хендрик Потгитер видел в таком решении справедливую компенсацию за урон, нанесенный его отряду в ходе атак матабеле на лагеря африканеров. Хотя Геррит Маритц был совершенно не согласен с Хендриком Потгитером, и его всадники тоже участвовали в атаке на Мосегу, он смирился с подходом своего товарища и не стал претендовать на трофеи.

Тем не менее, авторитет Хендрика Потгитера среди буров упал. Прибывший в лагерь в апреле 1837 года Пит Ретиф был избран вместо него Командующим всеми отрядами. Этот лидер африканеров вообще пользовался среди поселенцев колоссальным уважением — когда буры жили на территории Капской колонии, британцы, желая воспользоваться его авторитетом, назначили Пита Ретифа комендантом подчиненной территории. Тем не менее, именно Пит Ретиф составил наиболее яркую прокламацию, объяснявшую, зачем бурам нужно покинуть территорию Британской Империи. Исход его отряда и начал Великий Трек.
«Мы отчаялись спасти колонию от того зла, которым угрожает ей сотрясающее и бесчестное управление бродяг, коим теперь позволено заполнить каждый уголок страны; и мы не видим больше мирного или счастливого будущего для наших детей в краю, который охвачен беспорядком… Мы столкнулись с невероятным презрением, которое под маской религии ставит показания [в суде] в Англии выше всех приводимых нами доказательств — и мы не можем предвидеть результатом такого предосуждения ничего, кроме полной гибели страны… И теперь мы уходим из плодоносящей земли нашего рождения, в которой мы понесли колоссальные потери и сталкивались с продолжительным презрением, мы ступаем на дикую и опасную территорию; но мы твердо вручаем свою судьбу всевидящему, справедливому, милосердному Сущему, страхом Которого живем и Которому одному служим».

Пит Ретиф
Победа над матабеле
На восстановление сил бурским отрядам потребовалось более полугода. За это время Хендрик Портигер и его отряд остались одни: Геррит Маритц и его группа вслед за Питом Ретифом направились в сторону южного побережья, Сарел Сильерс отстранился от административного руководства бурами и, будучи пастором, сосредоточился на духовном состоянии своей паствы.

3 ноября 1837 года отряд из 350 африканеров во главе с Хендриком Потгитером напал на Капайн. Хотя атака была внезапной, матабеле быстро перешли в контрнаступление. Тем не менее, после нескольких дней боев буры одержали победу. Потери воинов Мзиликази превысили 3 тысячи человек — при этом все африканеры остались живы. Сокрушенные, матабеле ушли с севера Южной Африки — они переместились на территорию будущей Родезии (совр. Зимбабве), где основали новое государство. Покинутые чернокожими земли Хендрик Потгитер провозгласил частью государства африканеров.
Побережье Наталя. © Ockert Botha / Flickr, 2017
Убийство Пита Ретифа и первое столкновение с зулу
В начале 1838 года отряд Пита Ретифа перешел через Драконовы горы и ступил на земли пришедших сюда из Центральной Африки племен зулу. Территория, которая впоследствии получит название «Наталь», обладала более мягким, по сравнению со степями Карру, климатом, а также имела на юге обширную береговую линию, испещренную удобными для судов бухтами.


Договор между Питом Ретифом и Дингааном
Найден в кожаном мешке среди останков фуртреккера 4 февраля 1838 года
Питер Ретиф не был сторонником захвата земель и покорения местных народов — напротив, этот лидер африканеров был настроен на поиск компромиссов и переговоры. 28 января 1838 года он с несколькими сторонниками выдвинулся в лагерь инкоси (короля) зулу Дингаана. С собой Пит Ретиф вез проект договора, по которому зулусский король дозволял африканерам поселиться на границах его государства в долине реки Мзимвубу. Документ был составлен на английском — языке, который был известен обеим сторонам переговоров.

Делегация была принята очень благосклонно. 4 февраля 1838 года Дингаан и Пит Ретиф подписали договор, трое его воинов и трое африканеров выступили в качестве свидетелей и также скрепили документ своими подписями.
Король Дингаан в обычном и церемониальном облачении. © Allen Francis Gardiner, 1836
Дингаан перед телами убитых фуртреккеров. © Richard Caton Woodville Jr., 1897
Выполнять условия договора Дингаан, как оказалось, не собирался. Демонстрируя бурским делегатам свое расположение, король зулу предложил им посмотреть на показательное выступление воинов импи. Это оказалось, однако, западней: 6 февраля 1838 года вооруженные до зубов импи напали на ничего не подозревающих Пита Ретифа и его спутников. Лидер буров, его сын и около сотни африканеров были препровождены в Хломо амабуту, своего рода «военную академию» импи. Молодые солдаты, тренируясь в нанесении ударов, по одному расправлялись с бурами на глазах у связанного Пита Ретифа — его, по повелению Дингаана, убили последним, сразу после того, как в присутствии руководителя отряда был зарезан его сын.

В знак презрения Дингаана к убитым тела были выброшены стервятникам на холм Квамативане. Позднее место получит название Moordkoppie — Горы убитых.
Монумент, воздвигнутый на Горе убитых. © JMK / Wikimedia Commons, 2013
Блукрансская резня
После убийства Пита Ретифа и его спутников Дингаан решил избавиться от остальных буров. Король зулу отправил отряд вооруженных импи вдоль Бушменской реки, где были расположены лагеря африканеров. Ранним утром 17 февраля 1838 года, на восходе солнца 10 тысяч зулу вторгались в одно поселение за другим, убивая каждого, кто попадется им на глаза. Импи поджигали повозки и вещи. Изуродованные тела убитых буров бросали в кострища, которые еще недавно были лагерями.
Отражение бурами зулусской атаки в феврале 1838 года. © Thomas Baines
Мемориал погибшим в ходе резни в бассейне Блукранса. © Nicolette de Lange, 2015
Резня охватила весь бассейн Бушменской реки и реки Блукранс. Африканеры были застигнуты врасплох, и лишь немногие из них могли сопротивляться. Отряд Ханса ван Ренсбурга (его именем назовут озеро Ренсбургспрут, где был разбит лагерь группы), покинув повозки, отступил в горы, где дал зулу сражение. Импи продолжали атаковать, когда у буров начали заканчиваться боеприпасы. В этот миг на счастье обороняющихся на горизонте появился всадник. Сражающиеся криками привлекли его внимание. Услышав о нехватке снарядов, Мартинус Остхейзен — так звали молодого всадника — отлучился на некоторое время, а затем, увешанный патронташами, во весь опор поскакал сквозь толпу импи. Привезенные им патроны спасли отряд Ханса ван Ренсбурга: под ружейным огнем зулу отступили. Буры — и в том числе двадцатилетний Мартинус Остхейзен — были спасены.

В результате резни погибли не менее 282 фуртреккеров из почти десятка отрядов — 41 мужчина, 56 женщин, 185 детей. Зулу не пощадили и черных, сопровождавших африканеров: около 250 готтентотов и басуто были убиты. Земли, охваченные бойней, позднее были названы Вененом — по-голландски weenen значит 'оплакивать'.
Саванна в Венене. © Wim Kok / Flickr, 2013
Битва за Италени
Убийство Пита Ретифа и Блукрансская резня подвигли оставшихся в живых треккеров к решительным действиям. Сразу после этих событий заключили союз Хендрик Потгитер и Питер Уйс. Они решили сформировать специальные быстро атакующие отряды — коммандо. Питер Уйс был избран первым в истории африканеров коммандант-генералом. Хендрика Потгитера требование служить под началом другого лидера буров возмутило, и он заявил, что его отряд останется под его собственным командованием. Желая смягчить противоречия, ставший Командующим отрядами буров после смерти Пита Ретифа Геррит Маритц настоял на том, чтобы руководителями коммандо стали оба лидера африканеров.
Пит Уйс (справа) со своими солдатами
Схема сражения за Италени
Это решение стало фатальным. Выступившие в ночь на 6 апреля 1838 года двумя колоннами отряды коммандо общей численностью 347 человек не действовали сообща. 9 апреля у горного кряжа Бабананго они захватили в плен двух воинов импи. Те рассказали, что основные силы короля Дингаана сосредоточены у столицы зулу, крааля Умгунгундлову.

Двинувшись, по решению Пита Уйса, на Умгунгундлову, коммандо наткнулись на передовой отряд зулу в 4 милях от крааля Дингаана. Силы общей численностью в 8 тысяч воинов были сосредоточены на трех основных точках — двух холмах и в расположенной между ними долине Италени. Пит Уйс договорился с Хендриком Потгитером о порядке действий — отряд первого должен был атаковать правый холм в то время как группа второго — воинов в долине.

Отсутствие координации привело к тому, что командующие избрали разную тактику боя. Пит Уйс выстроил свой отряд в 120 футах от импи. Залп смял две первые шеренги воинов зулу, после чего остальные обратились в бегство. Тем временем подчиненные Хендрику Потгитеру всадники набегами атаковали отряды импи. Группа из 16 человек обстреливала воинов зулу, однако была быстро замечена и атакована, один африканер погиб.

Пит Уйс
Перестраивание рядов импи позволило зулу с тыла атаковать группу Пита Уйса. Коммандант-генерал направил к Хендрику Потгитеру с просьбой о помощи посыльного Герта Рудольфа, однако лидер буров, фланг отряда которого сминали импи, проигнорировал призыв. Хендрик Потгитер продолжил отступление.

В этот момент двое из коммандо Пита Уйса оказались окружены импи. Увидев это, коммандант-генерал направил на выручку им весь свой отряд. Большая часть подчиненных ему буров сочла такой маневр рискованным и отказалась от него. Тогда Пит Уйс возглавил отряд из 15 добровольцев, в который включил своего сына Дирки. Все они были убиты. Отказавшиеся от миссии буры с боями пытались выйти из окружения, однако это им не удалось. Весь отряд Пита Уйса погиб — исключение составил лишь Герт Рудольф, отправленный посыльным к Хендрику Потгитеру.
Битва за Италени. Иллюстрация
12 апреля коммандо, подчиненные Хендрику Потгитеру, вернулись в лагерь. Буров встретило презрение товарищей: они получили уничижительное прозвище Vlugkommando — «летучих коммандо». Хендрик Потгитер настаивал, что, если бы его люди пришли на выручку Питу Уйсу, они тоже были убиты. Однако в среде африканеров распространилось мнение, что Хендрик Потгитер нарочно оставил в беде соперника, пытаясь таким образом укрепить свое превосходство. Лидер буров счел лучшим выходом покинуть север будущего Наталя и переселиться на северо-восточную границу современной Южной Африки. Там он основал Зутпансберг — бурское государство, которое впоследствии вошло в состав Трансвааля.
Андрис Потгитер ведет фуртреккеров. © Angus McBride
Окрестности горы Зутпансберг, где Хендрик Потгитер основал бурское государство. © Stoffel Lombard / Flickr, 2007
Битва на Кровавой реке
26 ноября 1838 года назначение главой отрядов коммандо получил один из лидеров фуртреккеров — Андрис Преториус. Он был полон решимости отомстить зулу, однако отказался от горячности своих предшественников, руководивших бурскими силами. Он наблюдал за политическими процессами в африканском королевстве и ждал удобного случая.

Тем временем внутри зулу назревал кризис: король Дингаан искал случая убить претендующего на трон брата Мпанде. Мпанде вступил в переговоры с Андрисом Преториусом, и тот пообещал соблюдать нейтралитет, когда отряд из 17 тысяч сторонников принца направится на север.

Нестабильность в стане зулу оказала непосредственное влияние на буров. 12 августа 1838 года была снята осада лагеря Феглаер. Укрепленный круг африканерских повозок штурмовали отряды импи под командованием зулусского военачальника Ндлелы, главного советника Дингаана. Ндлела покровительствовал принцу Мпанде, а потому выступил против своего короля.


Андерс Преториус. Неизвестный художник, ок. 1850
6 декабря 1838 года Андрис Преториус встретился с дружественными бурам зулу в Данскраале. Мпанде гарантировал, что, став королем, введет в действие договор Дингаана с Питом Ретифом. В обмен на поддержку он также пообещал допустить буров в Умгунгундлову и разрешить построить в столице зулу церковь.

Договоренности в Данскраале позволили африканерам подготовиться к решающей битве с Дингааном. После встречи Андрис Преториус провозгласил молитву, которую впоследствии в ЮАР произносили в память о сражении каждый год:
Мы предстоим перед всемогущим Богом, Господом неба и земли, чтобы принести Ему клятву в том, что, если Он вышней Своей волей защитит нас и предаст в наши руки врагов наших, мы запомним этот день как день благодарения, равный субботе, и мы построим во славу Его дом, где укажет воля Его, и мы накажем детям нашим передавать это из поколения в поколение. Во имя Его да будет прославлена победа наша, и слава ее, и честь ее — Его слава и честь!

Андрис Преториус

Военная кампания буров, возглавляемых Андрисом Преториусом, разительно отличалась от предыдущих. Во-первых, ее главным отличием была координация сил: командование стало строго иерархичным, за каждым отрядом закреплялась конкретная функция, ему передавались распоряжения сверху. Во-вторых, впервые силы африканеров были полностью объединены: соединенные отряды мыслили себя единой армией, которая должна дать отпор врагу.

14 декабря 1838 года повозки буров под управлением Андриса Преториуса формировали Буффельсривер и двинулись к расположенному в 31 миле Умгунгундлову. Колонна прошла через долину Италени — по местам прошлой битвы с зулу.
Компоновка форта из повозок
Вечером того же дня Андрис Преториус приказал выстроить 57 повозок в плотное кольцо-форт. Для укрепления была выбрана небольшая возвышенность, с одной стороны форт прикрывало озеро с гиппопотамами, с другой — река Нкоме. Бурские отряды получили артиллерийскую поддержку: еще с Капского мыса африканеры вывезли четырехфунтовую корабельную карронаду, поставив ее на импровизированный лафет, сделанный из повозки. Орудие стреляло картечью.

На следующий день разведчики зулу заметили лагерь буров и сообщили о нем в Умгунгундлову. Шесть зулусских полков общей численностью 6 тыс. человек пересекли реку Нкоме и выстроились вдоль форта. Это был передовой отряд: возглавлявший войско Ндлела принял решение разделить армию Дингаана — таким образом, чтобы буры неверно рассчитали силы для обороны.
Едва стемнело, африканеры зажгли насаженные на колья фонари: таким образом они оттянули до утра атаку зулу — как заметили бурские разведчики в прошлые встречи, представители племени боялись искусственного освещения. Так точно определилось время будущего сражения — рассвет 16 декабря 1838 года.

Тактика Ндлелы должна была бы принести зулу победу: оставшиеся 24 тыс. воинов импи остались незамеченными бурскими дозорными. Кожа зулу была смазана веществом изинтелезе, которое заставляло силуэты атакующих слиться с окружающей средой. В то время как африканеры расходовали снаряды, обстреливая шеститысячный отряд, основные силы зулу под управлением Дамбузы выжидали удобного момента, находясь вплотную к повозкам.

Однако успешного внезапного нападения не произошло: вооруженные укороченными копьями отряды Дамбузы не смогли прорвать кольцо повозок. Плотное укрепление не позволяло эффективно метать копья с небольшого расстояния, в то же время делая зулу легкими мишенями для бурских мушкетов.

Принц Мпанде. © George French Angas, 1849

С начала битвы зулу предприняли четыре атаки. Чтобы сохранить преимущество при таком значительном перевесе противника — а на стороне буров было всего 464 африканера и 200 чернокожих слуг — Андрис Преториус после двух часов битвы выпустил из лагеря нескольких всадников, которые разрушили порядок отрядов зулу и не дали импи переформироваться. Усталость и стремительно растущее число убитых заставило воинов отступить.

За три часа сражения пало 3 тыс. зулусских импи в то время как буры потеряли только три человека, раненных ассегаями. Одним из них стал сам Андрис Преториус — ему копье поразило левую ладонь. Среди убитых зулу оказались двое принцев, потенциальных наследников Дингаана. Их смерть сделала Мпанде главным претендентом на трон зулу.

Четыре дня спустя возглавляемые Андрисом Преториусом отряды вошли в Умгунгундлову. Зулу разрушили и покинули крааль, оставив бурам лишь остовы хижин да сваленные в центре лагеря в кучу сожженные останки Пита Ретифа.
Церковь обета в Питермаритцбурге — часть прихода памяти фуртреккеров, 1949
Сражение 16 декабря вошло в историю африканеров как день создания бурской нации и свидетельство Божьего покровительства ей. Годовщина битвы праздновалась ежегодно как День клятвы — потомки вспоминали молитву, с которой отряды Андриса Преториуса пошли в бой. Сам лидер буров исполнил данное обещание и построил в будущем Питермаритцбурге храм, получивший название церкви Обета (Die Geloftekerk). Река Нкоме получила имя Кровавой — предание гласило, что воды ее изменили цвет от крови поверженных зулу.

С победой в Битве при Кровавой реке война за выживание буров не прекратилась. Противостояние с зулу продолжалось еще два года — оно закончилось лишь в начале 1840 года, когда войска принца Мпанде разбили при Маконго оставшиеся силы Дингаана, вновь возглавляемые симпатизировавшим принцу Ндлелой. Казнив своего военачальника, низложенный король бежал в Свазиленд, однако, вступив на землю племени Наяво, сам был убит.
Реконструированный лагерь фуртреккеров — монумент битвы на Кровавой реке. © Geert Desmet / Panoramio
Великий Трек, пожалуй, не столько стал причиной формирования нации африканеров, сколько служил его свидетельством. После захвата Капской колонии британцами поселенцы потеряли всякую связь со своей родиной — Нидерландами, — хотя и до самого последнего момента чувствовали себя ее частью. Однако, чем дольше продолжалось владычество Великобритании, тем больше это самоощущение терялось.

Сельские жители, оседлые земледельцы превратились в кочевое племя, которое искало себе землю. Глубоко религиозные, африканеры — а про бура со временем стали говорить, что в одной руке он держит ружье, а в другой — Библию, — стали ассоциировать будущую родину с новым Ханааном, а себя — с вышедшим из Египта Израилем.

Отсутствие поддержки со стороны какой бы то ни было метрополии, отсутствие постоянного места для возделывания земли заставили этих людей считать себя еще одним африканским племенем. «Самоопределение и моего народа сделали невозможным колониальная экспансия английского мира войны», — скажет потом в интервью CNN президент Южно-Африканской Республики, лауреат Нобелевской премии мира Фредерик Виллем де Клерк.

Ощущение себя колонизуемым племенем нашло отражение в самоназвании буров — «африканеры», африканцы. Однако при этом стать частью черного населения поселенцы не могли: ведь они оказались единственными христианами среди язычников коса, зулу, матабеле. Африканеров окружал враждебный мир, где почти каждый встречный, будь он белый, черный, цветной, намеревался убить их, ограбить, поработить.

Из-за своей доходящей до радикализма религиозности трека буры не смогли в ходе стать эдакими зулу. Они испытывали презрение к «готтентотской морали», названной так по имени их соседей, еще одного племени. Ценили содействие помогавших им народов и приходили на выручку в ответ — правда, поводы для такой благодарности возникали редко.

Психология отверженного, окончательно сформировавшаяся в ходе Великого Трека, закрепленная перечеркнувшими результаты исхода из Капской колонии англо-бурскими войнами, определила будущее африканеров — идеалы провозглашенной в 1961 году Южно-Африканской Республики, стремление огородиться и обособиться, отделиться от соседей — белых и черных — высокими заборами, формальными границами, — фактически стала предтечей апартеида.
© «Журнал для всех», 2018
Антон Морозов
Выпускающий редактор
Тимур Шарафутдинов
Иллюстратор
Великий Трек
1838–2018
Made on
Tilda